olga_gonshteyn (olga_gonshteyn) wrote,
olga_gonshteyn
olga_gonshteyn

Выговорюсь может поможет

Иногда просто нет сил терпеть, хочется выть в голос от тоски и боли. А дома семья. Конечно муж поймет, поддержит, но ведь ему так же тяжело как и мне. Вот так и живем работа, дом, дети, друзья все вроде хорошо, а боль не проходит. Время не лечит это я точно знаю.

Двадцать лет прошло как не стало нашего старшего сына. Он родился с врожденным пороком сердца. Это сейчас такие операции уже начали делать и то только года три назад.

В год перенесли клиническую смерть, я одна с ребенком в чужом городе. Стою у операционной, очередное обследование, проводят под наркозом.

Выбегают кричат, что какой то аппарат нужен срочно, остановилось сердце.

Я в уголке, меня не видят. Что дальше не помню. Очнулась в палате, мне говорят, что все хорошо. Ребенок жив.

А я думаю: «Какой ребенок?». Мне называют мою фамилию, а я им: «Нет. Вы путаете это не про меня».

У меня выпал из памяти кусок жизни. Я не помнила, что вышла замуж, что родила, ничего не помню. Несколько дней приходила в себя. Память вернулась, но не совсем.

Летим с сыном домой. Наш папа должен нас встречать, а я думаю: «Хоть бы он сам подошел к нам». Я не помню его лица.

Все хорошо, подошли два молодых мужчины и сын протянул руки к папе. В памяти всплыли моменты нашей встречи, знакомства, свадьба. Как кино в голове.

В институте с нами многое, что происходило, но главное, что сказали: «Порок не операбельный, живите сколько проживете». И мы жили, девять лет мы жили с надеждой, что все у нас будет хорошо. Обращались еще в кучу всяких институтов, но ответ был везде один.

В садик нас не брали, в школу только с условием, что я буду с ним всегда в школе. Сыночка в классе, а я рядом на стульчике.

Мы с мужем решили, что сын не будет чувствовать себя инвалидом, он будет такой как все .

Он и был совершенно обыкновенным мальчиком, у него было много друзей, он катался на велосипеде, купался в речке, играл в компьютерную приставку. Я всегда была рядом как тень. Даже первая детская любовь у нас была - соседка Танечка.

С ней и с младшим братом он и пошел гулять в один прекрасный день. Было солнце, тепло. Они катались на горке. Он в очередной раз залез на горку крикнул смотри я еду и все. Скатился он уже мертвый. Умер в одну секунду, так и лежал на снегу улыбаясь.

Вот уже двадцать лет прошло. Жизнь идет, у нас хорошая семья, спустя 6 лет после смерти Андрея я смогла родить дочь ей уже 14 лет. Почему же время не лечит боль утраты. Я вспоминаю сына практически каждый день молча сама с собой, что бы не бередить боль у других.

Даже в дни памяти мы с мужем не можем про Андрея говорить. Молча расходимся по комнатам.

Наверно это не правильно если выговориться может станет легче. Вот я и решила написать. Писала тяжело, ком стоял в горле. Сейчас нет. Может реально поможет.
Tags: потеря ребенка, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments